воскресенье, 18 ноября 2012 г.

Горящая Земля.

Есть такая песня, в которой меня неизменно трогают слова: " Даже когда моя Земля в огне- у меня нет другой Родины"...

Долго откладывала эту тему, боясь быть неделикатной, но всё же решила написать о переживаниях НАШЕЙ семьи, связанных с военным положением в Израиле, которое- увы! - возникает вновь и вновь, и даже в мирные дни, живёт в нашей действительности, как постоянное слагаемое яркой и неповторимой мозайки, имя которой " Израиль".

Пишу только о своих личных впечатлениях, намеренно минуя все самые больные моменты , соблюдая неоспоримое в любом деле, на мой взгляд, правило: " НЕ НАВРЕДИ!"

Итак...  Сегодня это называется  " Операция " Дымовой столб", ещё вчера была война в Персидском заливе," Буря в пустыне" а до этого- уже многое другое, под разными названиями, объединённое одним смыслом: ВОЙНА.

Хочется написать легко и с юмором, чтобы утешить вас, читателей, и прежде всего, себя, сказав, что " ничего страшного, к этому можно привыкнуть!". Но на самом деле- нельзя. И противоестественно привыкать  к вою сирен, к целым поколениям, выросшим с понятием, что такое " бомбоубежище", " противогаз", " Красная Заря" ( позывные, предупреждающие население о ракетном обстреле) и живущему в чувстве постоянной опасности... Нам приходится объяснять детям, ясельного возраста, что делать при звуках тревоги, а наши подростки идут в " смешную " ( в мирое время) армию, куда командир может вызвать маму, чтобы пожаловаться на поведение ребёнка, где у всех родителей в сотовом телефоне сохранён прямой номер командира, чтобы можно было позвонить и спросить, как ребёнок питается,- с ясным пониманием того, что в любую минуту " шутки" могут кончиться, и придётся защищать свой ДОМ, не делая себе никаких поблажек...

Очень хочу избежать излишнего драматизма, но Война- она сама по себе мерзка, драматична и уродлива. Тут ничего поделать нельзя!

Как раз где- то с месяц назад, мы сидели за столом: моя семья-  подруга, трое сыновей, муж  и я, и рассказывали свои впечатления, связанные с армейской службой... Мы смеялись, но в душе я ужаснулась: за 20 лет, что мы в Израиле, СКОЛЬКО этих впечатлений набралось, у каждого! Гораздо больше, чем об приятных поездках и отпусках, проведённых вместе! Тема службы в армии и участия в военных операциях объедниняет мужчин, всех поколений, в нашей Стране... Да и женщин тоже. Хотя женщины, как я заметила, не любят обсуждать эту тему- видимо в силу своей природной потребности обединять и нести мир.

Итак, Война в Песидском заливе.

В 1990- м мы приехали жить в Израиль. Начали учиться в Ульпане- языковой школе, для эмигрантов, в столице Юга- Беер- Шеве. Не успели понять, что к чему, как нас начали готовить к возможной предстоящей Войне с Ираком. О войне мы конечно, слышали- вопоминания о Второй Мировой живут в каждом российском доме, а в нашем их олицетворяют свёкор и свекровь, бывшие уже подростками, в то время, и мои родители, родившиеся в начале Войны... Я уже не говорю о дедушках и бабушках, на рассказах которых мы выросли! Но тут, сейчас, в наше время- Война казалась просто шуткой. Тем, чего в принципе не может быть! Да ещё и в этой, экхотической,  пышущей изобилием и обещаниями нашего близкого процветания, новой для нас, Стране!
Наша первая фотография, в Израиле. Роме- 24 года, мне- 26, старшему сыну- 5, дочке- 3, я беременна на 8- м месяце.


Нас начали  обучать пользоваться противогазами. Чтобы было ясно, я была на 8- м месяце беременности, средняя температура воздуха в Беер- Шеве ( вообще-то- центру пустыни Негев) была + 35, то есть, мне как бы и без противогаза было нормально! С противогазами мы мотались везде, и много шутили на их тему, защищая себя юмором от всех страхов! в нашем ульпане был забавный мужик, Наум. После каждой сирены, он приходил на учёбу расстроенный. На наши расспросы он отвечал: " Опять Саддам Хусейн меня разочаровал! Обещал газовые атаки, так я при каждой сирене бегу прятать противогаз моей тёщи- а он всё обманывает!"
 Наш дедушка страшно переживал. Он помнил Вторую Мировую, и загонял нас в комнату- бомбоубежище, при каждой  сирене. Мы сопротивлялись. Тем более, что всегда оказывалось, что ракеты летели в Центр Страны, а не к нам. Единственное, что заставляло оказываться в защищённой комнате- это звуковая волна от сирены, источник которой находился прямо напротив нашего окна! На детей напяливали противогазы, будя их , перепуганных, среди ночи- на всякий случай. Описать я это не могу. дети не плакали, а молча дрожали, крупной дрожью...

Где- то через месяц этого процесса, я родила. Больница " Сорока" в Беер- шеве была превращена в гопиталь, и сесь первый этаж занимали раненые солдаты. Около больницы была расположена вертолётная площадка. Родильное отделение было переполнено завсегдатаями- бедуинками, к которым приходили мужья, со всем выводком детей и ещё пока беременных, вторых и третьих, жён... Окна были заклеены изолентой- на случай бомбёжки. Желающие подышать выходили в коридор... Врач пробился ко мне, сразу после родов, и спросил: " Чего тебе больше всего хочется?" Я честно ответила: " Домой!" Так мы с сыном оказались дома в рекордно- короткий срок, когда обалдевшая семья ещё была не готова нас встретить!

Брит- мила ( обрезание) нашему сыну, организованное учительницей Ульпанаю Вся семья и соученики в сборе!
Но зато Ульпан погулял наславу! Наш сын был первым ребёнком, родившимся у наших сверстников, в Израиле, и это событие отмечалось так широко, что я просто умирала от зависти, слушая рассказы очевидцев! ( а думаете, не обидно? Я тут работаю, понимаешь, а они, без меня, гуляют!!!) Наша учительница ( а потом- пожизненная подруга, разумеется!) Ора пригласила раввина  и всю нашу семью и группу нашего Ульпана к себе домой, на обряд Брит- Мила ( обрезание) нашему малышу. Она и другие учителя помогли нам со всем, что было связано с младенцем.
Так что " военная карьера" нашего третьего ребёнка началась до его рождения...
Нашего полку прибыло. Сын, родившийся во время  Войны в Песидском заливе.














Комментариев нет:

Отправить комментарий